самец дрожал, христос язвил,
а каратист как волк шуршал,
и никого из них, заметных,
замёрзший ток не уважал...