В грязи наглел огарок
Тревожный и скуластый,
Он был, куда уж хуже,,
Всем муфтам азиат.

Но вдруг пришла букашка,
А с нею — глас цветастый,
Огарок, храбро вспухнув,
Сказал "Я — экспонат!"